Французское кладбище в Севастополе: политика vis-à-vis память предков

Французское кладбище в Севастополе: политика vis-à-vis память предков

Новости Крыма — ИнфоКрым. В октябре исполняется 165 лет с начала первой героической обороны Севастополя. 

Вслед за публикациями о «Горбатом мосте», об инициативе перезахоронения британских солдат, о планах строительства панорамы Балаклавского сражения настал черед французского военного кладбища.

Некрополь Форпоса

Общие потери французов в период Крымской кампании составили 95 тысяч человек. Причем непосредственно в результате боевых действий погибло около 20 тысяч солдат и офицеров, остальные — от болезней и ран. После войны на территории Севастополя от Камышовой бухты до Байдарской долины остались десятки французских кладбищ. 

Во второй половине XIX века правительство Российской Империи передало бывшим союзникам – французам, англичанам и итальянцам — участки земли для обустройства захоронений, и каждая страна начала работу по переносу останков на эти участки.

«Место под собирательный французский некрополь было выбрано неподалеку от бывшей главной квартиры французской армии — в районе поселка Кальфа (пятый километр). Французы купили землю у русского генерала А.Б. Бракера, и по проекту инженер-капитана Форпоса стали возводить кладбище», — рассказывает РИА Новости Крым севастопольский историк, автор книг о городе Валерий Иванов.

Кладбище было построено к 1873 году и занимало около гектара. Для строительства склепов и часовни использовался степной бут, который добывали в недалеко расположенном карьере.

Путеводитель по Севастополю от 1903 года описывал некрополь так: «кладбище огорожено каменной стеной и густо усажено акациями, уксусными и фруктовыми деревьями… В центре кладбища находится красивая каплица (часовня), в которой погребено несколько десятков генералов, а вдоль стен ограды размещено 17 склепов братских могил, в них захоронены 2 тысячи офицеров и 25 тысяч солдат. Порядок на кладбище образцовый. Это замечательный памятник Севастопольской войны». 

По словам Иванова, вход на кладбище украшали большие металлические ворота, закрепленные на двух каменных колоннах с каменными урнами. Позже – в начале XX века — их сменили пушечные ядра. С левой стороны от входа была прикреплена мраморная доска с надписью на французском и русском языках: «Французское военное кладбище 1854–1855 гг. Земля Французской Республики».

При входе на кладбище слева стоял двухэтажный дом, в котором до 1936 года жил с семьей французский вице-консул и смотритель кладбища Раве Жозеф. Основным сооружением кладбища была 10-метровая часовня, выложенная из крупных блоков степного камня. Она стояла в центре симметрично расположенных клумб.

«Захоронение препарированных останков высшего звена французской армии производилось в специальных нишах часовни, находящихся выше уровня земли. Здесь были погребены останки генералов Мароль, Понтеве, Бретон, Брюне, Бизо, Рива и других», — говорит Иванов.

«Вокруг часовни симметрично были разбиты четыре клумбы, по периметру которых росла сирень, а в центре клумб были высажены чайные розы. На площадке вокруг часовни тремя кольцами росли цветы. Внутреннее кольцо состояло из тюльпанов, среднее кольцо — из пионов, наружное — из лилий. Когда отцветали тюльпаны, зацветали пионы, после них — лилии. Таким образом, элементы символики французского флага были сохранены», — описывает Иванов.

Основные захоронения французских воинов были произведены в склепах, саркофагах, представляющих небольшие домики с покатыми крышами и четырьмя заостренными каменными зубцами по углам. Всего их было 17. На всех склепах крепились мраморные плиты с указанием воинских частей и фамилии погребенных.

«Пока остается загадкой, кто, когда и где препарировал кости погибших. Есть ряд версий, которые в настоящее время проверяются. По одной из них после решения французского правительства создать единое собирательное кладбище в Севастополь из Франции прибыли специальные команды, которые откапывали… останки тел французов, захороненных в 1854–1856 годах… Останки складывались в большие 500-литровые металлические чаны, в которых была налита какая-то жидкость, возможно, кислота. Когда жилы, остатки кожи и волос отделялись от костей и черепов, последние вынимали и аккуратно складывали рядами в ниши. В каждом из семнадцати склепов-саркофагов отдельно на полках лежали черепа, большие и малые берцовые кости, плечи, ребра, а… фаланги, позвоночники, кисти складывались в круглые керамические емкости и хранились в противоположной от входа стороне», — рассказывает Иванов. 

2 ноября 1893 года — в день памяти мертвых — на французском кладбище прошла церковная служба в ответ на аналогичные действия французов на русском кладбище во Франции годом ранее. По словам историка, в церемонии приняли участие губернатор города контр-адмирал Лавров, мэр города вице-адмирал Вайс, командующий эскадрой Черного моря контр-адмирал Диков, дамы из высшего общества в трауре и многие другие. 

Сохранились слова губернатора Лаврова во время этого мероприятия. «Мы сегодня собрались здесь: дамы Севастополя и наши ветераны Крымской кампании, руководители города и вся армия, чтобы возложить венки и устлать цветами могилы храбрых французских воинов, погибших в 1854–1855 годах. Чтя память этих храбрецов, погибших вдали от родины, мы хотим в то же время выразить нашу глубокую симпатию нашему другу из Франции, народ которой, независимо от государства, единодушно принял с большим энтузиазмом наших моряков у себя».

Бомбы и бульдозер

Во время второй обороны Севастополя на территории французского кладбища был разбит склад и стрелковых боеприпасов передовых рубежей обороны. 

«Артиллерийские снаряды, мины, стрелковый боезапас, покрытые брезентом, размещали внутри склепов, а бутылки с зажигательной смесью складывали вдоль ограды несколькими ярусами. Подразделение обслуживания склада в составе 10 матросов и командира, лейтенанта Зайцева, ежедневно доставляли боеприпасы к передовым рубежам обороны на тракторе «Кировец». Естественно, как только немцы узнали от предателя, что хранится на французском военном кладбище, оно тут же стало мишенью немецкой тяжелой артиллерии», — говорит Иванов.

В апреле 1942 года в результате сильного артобстрела два крайних склепа были полностью уничтожены взрывной волной, пожар охватил всю территорию кладбища. Позже захватившие город немцы не причинили кладбищу вреда.

После войны некрополь разграбили – со склепов и саркофагов сорвали мраморные плиты, исчезли ворота и внутреннее убранство часовни.

«То, что не уничтожили немецкие снаряды и бомбы, было разрушено бульдозером. Это случилось под вывеской ложно понимаемого патриотизма в 1982 году, перед прибытием в Севастополь делегации французских военных кораблей. По указанию чиновников Севастопольского горкома компартии на кладбище направили технику, которая в течение дня полностью разрушили все склепы-саркофаги, и вывезли в неизвестном направлении всю кладбищенскую атрибутику. Дольше всех продержалась часовня, но в конце дня и она была снесена с лица земли», — описывает Иванов, который был невольным свидетелем разрушения французского некрополя.

В 1994 году территорию кладбища очистили от мусора и строительных отходов, а в центральной части установили памятный знак в виде небольшого обелиска.

В 2004 году на 150-летие начала первой героической обороны Севастополя при поддержке посольства Франции в Украине начались работы по благоустройству военного некрополя в районе Кальфы. Был установлен новый металлический забор со столбами из красного кирпича, в центре кладбища появился обелиск, облицованный серым камнем, вдоль забора – плиты с наименованиями французских подразделений, чьи бойцы погибли в Севастополе в 1854-1855 годах. Конечно, новый некрополь не идет ни в какое сравнение с разрушенным кладбищем в плане масштаба, эстетики и значимости. Но там лежат все те же останки французских солдат и офицеров — забытые.

В начале ноября 2018 года французский военный некрополь в Севастополе посетил министр культуры России Владимир Мединский.

«Это кладбище было в свое время выкуплено французской стороной за символические деньги, им была дана возможность следить за могилами. К большому сожалению, последние несколько лет все это пришло в неблагоустроенный вид. Мы полагаем, что это связано с санкциями, событиями вокруг Крыма… Начиная с 2014 года, французская сторона перестала следить за могилами своих воинов. В этом много политики и совсем мало здравого смысла, уважения к собственным предкам, которые… здесь погибли», — сказал он, пообещав поговорить об этом с властями Франции.

Прошел почти год. Ситуация не изменилась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.